Меню
Магазин +7 (953) 162-63-22  / СПб, Московский пр.,153

Ольга Кленовская о своем шестом мейджоре — Лондонском марафоне и медали Six Star Finisher

30.04.2019
Спорт
Ольга Кленовская о своем шестом мейджоре — Лондонском марафоне и медали Six Star Finisher
28 апреля в Лондоне прошел один из шести марафонов-мейджоров, в нем приняло участие около 40 000 человек со всего мира, и среди них бегунья из Москвы Ольга Кленовская. В этот день Ольга не только выбежала из трех часов, но и получила заветную медаль Six Star Finisher, потому что Лондонский стал последним из марафонов «Большой шестерки», который она пробежала. Всего в списке людей, завершивших челлендж, около 5000 человек, Ольга — седьмая бегунья из России, попавшая в этот список. Прямо во время перелета из Лондона в Москву она ответила на наши вопросы и рассказала, как чуть было не потеряла всякую мотивацию к бегу, а потом побила личный рекорд, и какой из шести марафонов произвел на нее самое сильное впечатление.

— Ольга, расскажите о Лондонском марафоне, как он прошел для вас, какая была цель, удалось ли ее достичь?

— Путь к Лондонскому марафону начался для меня в Берлине в сентябре 2015-го: тогда я пробежала свой первый мейджор. Мне кажется, я тогда и не знала, что такое мейджоры, просто выиграла в лотерею слот на плоский красивый европейский марафон и пробежала его. А в 2016 году Леонид Швецов написал книгу «Путеводитель по главным марафонам мира». Я прочитала и поняла, что один мейджор у меня есть. И тогда появилась цель — собрать остальные пять. В 2016-м я снова выиграла слот в лотерею — теперь уже Нью-Йорк. На следующие три квалифицировалась по времени: Бостон и Чикаго в 2017 и Токио в 2018 году. И только Лондон оставался недостижимым: в лотерею его выиграть нереально, очередь к туроператору — на 3 года вперед (моя так и не подошла), оставался последний вариант — благотворительность. Да, самый дорогой, очень дорогой, но когда у тебя есть 5 мейджоров, ты готов на многое, чтобы пробежать шестой.

Если говорить о цели на марафон по времени, то она менялась за последние месяцы. В ноябре 2018-го после трех за одну осень неудачных попыток пробежать марафон «из трех» у меня случился кризис мотивации. Я прекратила бегать, думала, что насовсем. В тот момент целью на Лондон было пройти пешком и получить медаль, раз уж у меня есть слот. В бег я вернулась в декабре, благодаря нашему беговому клубу CastoramaRun. Мы организовали его в апреле 2015 года для сотрудников компании Castorama, их друзей и родственников. Традиционно после Московского марафона, целевого старта для большинства наших бегунов, случается перерыв в тренировках. В этот раз он затянулся до декабря. А потом мои коллеги начали снова тренироваться после работы, и мне пришлось вместе с ними: я же организатор клуба. Как в том анекдоте: «Не хочу идти в школу!» — «Надо, Вася, ты же директор». И вот тут все предыдущие инвестиции моего времени в клуб CastoramaRun окупились сполна. Бег с командой вытащил меня из тоски и демотивации, в которых я пребывала. Сначала бегала из чувства долга перед коллегами, но после каждой тренировки буквально физически чувствовала, как мозг перезагружается. Елизавета Осетинская, создатель The Bell, сказала однажды, что бег — единственный известный ей способ быстро прочистить голову перед работой. Оказалось, и для меня это действует: медленный бег, лучше всего в лесу, без спортивных целей. Поэтому к тренировкам команды постепенно я добавила медленный бег в выходные, потом лыжи, а потом втянулась и стала делать работы.

Бег с командой вытащил меня из тоски и демотивации, в которых я пребывала. Сначала бегала из чувства долга перед коллегами, но после каждой тренировки буквально физически чувствовала, как мозг перезагружается.

А чтобы моя команда гарантированно приезжала два раза в неделю в «Москвич», я объявила конкурс «Замотивируй Олю бегать». Приз — сувенир из Лондона — получит тот из наших бегунов, кто чаще всего приходил на тренировки последние 12 недель перед марафоном и мотивировал приходить меня. И больше всего за Лондон «из трех» я благодарна своим коллегам из Castorama, которые не давали мне шанса откосить.

В результате из «пройти пешком» цель трансформировалась в 2:57, по факту я пробежала за 2:58:31, что на минуту лучше прошлогоднего личника.

— Какие в целом впечатления от забега? Что понравилось/не понравилось/впечатлило?

— Пожалуй, только на двух марафонах я испытывала такие сильные эмоции от прикосновения к великому. В Бостоне я бежала, поглощенная мыслью, что по этой вот самой дороге их Хопкинтона в Бостон люди бегают уже 121 год, а теперь я по ней бегу. Это все равно, что перенестись на машине времени на 121 год назад, когда в России еще был царь, а в Бостоне уже бегали марафон. А в Лондоне меня будоражило осознание, что я бегу вместе с Элиудом Кипчоге, по той же синей пунктирной линии, где он (непревзойденный Кипчоге!) пробежал несколько минут назад. Знаменательно, что первый мейджор, Берлин, я тоже бежала вместе с Кипчоге, у него тогда еще вылезли стельки из кроссовок, но в 2015-м я ничего о нем не знала. Зато в Лондоне-2019 именно он вдохновлял меня бежать на личник. Во-первых, я верю в технику бега и перед марафонами пересматриваю в «Ютубе» видео элитных бегунов. Мои фавориты: Тирунеш Дибаба и Элиуд Кипчоге. И во-вторых, уже на бегу я думала о том, что Кипчоге, мой кумир, тоже сейчас здесь бежит, и это реально придавало сил.

в Лондоне меня будоражило осознание, что я бегу вместе с Элиудом Кипчоге, по той же синей пунктирной линии, где он (непревзойденный Кипчоге!) пробежал несколько минут назад

Если говорить об организации — в Лондоне почти всё на высшем уровне. Очень быстрая выдача номеров. Экспо, где 4 дня шли лекции и выступления знаменитых марафонцев — главными звездами были Кипчоге и Мо Фара. Стартовый городок в Гринвиче, рядом с Королевской обсерваторией, с огромным количеством туалетов и тентами для переодевания (кажется, впервые вижу их на мейджорах, обычно переодевание предполагается в чистом поле). Одновременный старт из трех точек по разным улицам, которые потом сливаются в один поток. Такая же великолепная логистика на финише: от финишной арки до грузовиков с вещами идти не пару километров, как, например, в Нью-Йорке, а буквально сотню метров; финишерам дают один пакет, в котором футболка, накидка из фольги, протеиновые батончики, яблоко, изотоник и вода. (Были старты, где все это выдавалось в 5 разных точках по ходу движения, и самое главное: в двух руках сложно удержать две бутылки, яблоко и батончики. Помнится, я сложила это все в одеяло из фольги и дальше шла, как ежик в тумане, с узелком.) Вода на трассе в маленьких бутылочках по 200 граммов, которые волонтеры протягивали, одинаково держа за горлышко, уже открытыми: идеально, чтобы схватить на бегу, ни на секунду не замедляясь, и выпить, не захлебываясь. Относительно плоская трасса со спуском вначале. И только один, но очень большой минус: марафон проходит по достаточно узким улицам, а в первой стартовой зоне почему-то оказываются люди, бегущие за 4 часа и более. То есть первые 10 километров ты бежишь по обочине или продираешься сквозь толпу, регулярно чувствуя локти соседей под ребрами, потом начинаешь бежать свободнее, но все равно непрерывно обгоняешь и думаешь, как эти люди оказались впереди пейсера на 3:00, вместе с которым я стартовала.

— Какой из мейджоров был самым сложным? А самым простым? А какой стал любимым?

— Самым сложным был Берлин в 2015-м, хотя я еще не знала тогда, что бегу мейджор. Я пыталась выбежать из 3:14. И на втором километре почувствовала боль в пальце правой ноги: оказывается, в кроссовок попали булавки и расстегнулись по ходу движения. Но прежде, чем это узнать, я пробежала через боль пару километров, потом остановилась, разулась, вынула булавки из пальца и начала догонять пейсера на 3:14. Слишком быстро. В результате все пошло не так, я очень расстроилась, плакала на финише. Впрочем, вчера в Лондоне я тоже плакала, от осознания, что всё — квест закончен.

Самым простым был суперплоский Чикаго за 3:06, который я пробежала через 2 недели после Московского марафона за 3:12. А две недели между ними вообще не бегала, но случилась суперкомпенсация, и я улучшила личник на 6 минут.

А любимый, конечно, Бостон — такого волнения от прикосновения к истории, как в Бостоне, и даже скорее в Хопкинтоне, в стартовом городке, не испытать нигде. И еще Бостон — это самый спортивный, самый честный из всех марафонов, потому что туда можно попасть только по квалификации. На Западе нет спортивных разрядов, зато есть понятие Boston qualifier — то есть достаточно быстрый, чтобы отобраться на Бостон.

— У вас теперь есть официальный сертификат и медаль Six Star Finisher?

— Медаль выдают на финише. Для этого перед марафоном нужно написать организаторам серии письмо, что ты собираешься бежать шестой мейджор, и зарегистрировать на их сайте предыдущие пять. Тебя включают в список финишеров шестого мейджора, во время Экспо на номер приклеивают штрихкод, на финише его считывают и надевают заветную медаль. А сертификат обещают прислать по почте.

— Кроме мейджоров, в каких еще забегах вы участвовали?

— Лондон был моим 31-м марафоном. С 2013 года участвую во всех подряд беговых и некоторых лыжных «Громах» (мои любимые организаторы), почти во всех забегах Московского марафона: чаще всего бегу на свой результат, но иногда пейсмейкером для кого-то из CastoramaRun — обычно с тем, кто бежит первый марафон или половинку. Самым памятным из московских стартов был полумарафон «Бегущие сердца — 2018», где я неожиданно прибежала первой только потому, что по-настоящему сильные бегуньи за неделю до этого участвовали в Московском полумарафоне и на «Сердца» никто не пришел. Я же была уверена, что впереди меня есть лидеры, и до финишной ленточки не понимала, зачем рядом со мной едет велосипедист в желтой жилетке — это был сопровождающий лидера, которым по странному стечению обстоятельств оказалась я. Финиш и награждение у Храма Василия Блаженного — это невероятно красиво.

Финиш и награждение у Храма Василия Блаженного — это невероятно красиво

— Как давно вы бегаете? С какой интенсивностью тренируетесь? У вас есть тренер?

— Бегать я начала в мае 2010 года, когда прочитала книгу Стига Ларссона «Девушка с татуировкой дракона». Главный герой живет в Стокгольме, и бег для него — такая же гигиена, как для нас чистить зубы. В тот момент мне безумно захотелось жить вот такой европейской жизнью, чтобы быть как они. Я не могла себе позволить поехать в отпуск в Европу, зато мне хватило денег на кроссовки в дисконте «Рибок». Так я начала бегать.

Я не могла себе позволить поехать в отпуск в Европу, зато мне хватило денег на кроссовки в дисконте «Рибок». Так я начала бегать.

Сейчас бегаю три раза в неделю одна и два — с клубом CastoramaRun. Мой тренер — Александр Элконин. Мы с ним одной веры — в технику бега. Кто-то верит в километраж 100+ в неделю, кто-то в поднятие штанги между беговыми тренировками, кто-то в плавание, а мы — в геометрию шагов и всего тела. Также у меня есть поддержка в виде коллективного разума — чат «Бостон не Гатчина», созданный в 2017 году, собственно, перед поездкой в Бостон, главным врачом российской футбольной сборной Эдуардом Безугловым — кстати, он тоже бежал в Лондоне. Это такое маленькое сообщество бегунов «из трех» (Boston qualifier), всегда готовых поделиться советом. В подготовке к Лондону мне больше всего помог один из «чатян» — Сергей Овсянников из Перми (марафон за 2:42).

— Что дальше? Какая у вас следующая цель?

— Я только что закончила путь длиной в 3,5 года и даже не успела это до конца переварить. О следующих планах еще не думала. Но, пожалуй, Московский марафон «из трех» — это достаточно недостижимая цель, чтобы начать к ней идти.

Источник: https://newrunners.ru/